Влучно:

Свято треба завжди носити з собою. (с) Ернест Хемінгуей

Для тих хто переживає за Енергодар. “Ніхто. Не зможе. Пробитися. До Реактора.” – Атомщик Андрій Брацюк

Для тих хто переживає за Енергодар. “Ніхто. Не зможе. Пробитися. До Реактора.” – Атомщик Андрій Брацюк
Вам сподобалася ця стаття? Поділіться з друзями!
Подобається?
 

Для тих хто переживає за Енергодар (я – ні грама не переживаю, повірте, все буде ок) є пост.
Ніхто.
Не зможе.
Пробитися.
До
Реактора.
Атомщик Андрій Брацюк розклав все по поличках, аби ми з вами перестали панікувати.

Мову написання, лексику та граматику зберігаємо, аби передати інформацію максимально без викривлень.

“Для меня как для атомщика безопасность наших текущих АЭС очевидна
Но люди спрашивают, так что будем писать )
Это очень базовые знания по физике и структуре АЭС, это не слив информации врагу – не волнуйтесь.

Итак, из чего же состоит система безопасности наших АЭС

В первую очередь – это ебануто стратегический объект. Которая в первую очередь дает очень много энергии и не требует для своей работы постоянного подвоза угля. А значит защищать их мы будем до последнего и драться за них будем зубами.
Вокруг АЭС существует система эшелонов защиты.
Территория самой станции защищена лучше чем территория военных баз – бетонные заборы по 5 метров, колючая проволка, ворота которые хрен блин собьешь и КПП обшитое сталью.
Рядом со станцией всегда есть военная база с нашими воинами.
+ Ебанутая система ПРО.
Когда мы были на Ровенской – видели это все, нам как будущим своим показывали некоторые штуки и хвастались.
Пробиться через это ракете или самолету будет очень сложно. Ну вот просто очень. Цель компактная – вся территория километр на километр, прикрыть ее достаточно легко.
И это не чернобыльская станция, что по сути является просто хранилищем – она ничего не производит.
Работающая АЭС нам куда важнее. И мы в нее зубами вцепимся, но не отдадим.

Часть 2 – технологическая


Все текущие реакторы в Украине водо-водяные. 14 реакторов ВВЭР-1000 и 2 реактора ВВЭР-440.
По технологии это самые безопасные серийные реакторы в мире.
Они двухконтурные. Это значит что вода контактирующая с радиоактивными элементами остается в большом таком бункере – гермооболочке. И не выходит за его пределы. Это вода первого контура.

Воду которую пускают на турбины нагревают там же в больших бочках – парогенераторах. Это вода второго контура. С водой первого они обмениваются теплом, но никогда не смешиваются.
Это кстати ключевое отличие от чернобыльской атомной – там были старые канальные реакторы одноконтурные. Без гермооболочки. Без корпуса реактора.

Что такое гермооболочка? – Это бетонный кубик 50-60 метров. С толщиной бетона около одного метра. В который плотно-плотно набиты устройства первого контура. И в самом ее центре находится сам реактор.

Реактор представляет из себя аккуратную бочку шириной 4,5 м, и высотой активной зоны 6 метров. Остальное что вы можете найти на чертежах это вспомогательные устройства.
Толщина этой бочки – 200 мм самой лучшей стали.
Важно понять – это не то канальное дерьмо что использовалось в чернобыле. Это очень компактное устройство и высоким уровнем защищенности.

Вокруг реактора много других устройств что его прикрывают.
+ ложе самого реактора
Вода первого контура всегда остается внутри гермооболочки. На крайний случай созданы системы залива всей гермооболочки холодной водой для охлаждения реактора.

Рядом есть турбинный зал – в нем низкотемпературная турбина. В ней вода второго не радиоактивного контура.

Про работу самого реактора

Как его можно “взорвать”? – Никак.
Там низкое обогащение топлива, ебанутые системы защиты, двойная система управления мощностью – как через управляющие стержни, так и через раствор борной кислоты, впрыскиваемой в воду первого контура.
При любых нештатных ситуациях происходит отключение автоматикой реактора, и затем включить его можно через неделю только. Даже если попробовать – автоматика не даст этого сделать.

Да, в списки внештатных ситуаций входит так же повреждение ЛЭП от станции к потребителю. Из за этого реактор могут выключить. Это нормально и пугаться этого не стоит. Постоит и мы его снова включим.


Тепловая инерция реактора так же значительно ниже чем у чернобыльского – он остынет куда быстрее.


В качестве замедлителя в ВВЭР так же используется вода. Замедлитель нужен что бы происходила ядерная реакция. Без него – неакции не будет.

В отличии от чернобыльского реактора, в котором замедлителем были графитовые блоки, в ВВЭР реакция останавливается наглухо при любом чихе. А тем более пробитии реактора.
+ отдельно выделю что сделать из реактора атомную бомбу невозможно. Ну никак. Вообще никак – даже теоретически.

И даже если ну очень-очень постараться – отключить насосы и стараться повторить Фокусиму.. то максимум который можно получить через неделю такой возни это расплавление ядерного топлива и вытекание его в специальный поддон под реактором. Все.

Больше тут ничего не сделаешь.
Это хорошая и очень надежная технология.
Мы долго старались что бы этот реактор был максимально безопасен.
“Окей, а артиллерия или еще чего?”
Смотрите – гермооболочке похер на артиллерию. Что бы ее разбить по ней надо очень долго бить прямой наводкодкой. А потом еще пробиваться через устройства первого контура. Стальные. Никак. Просто – никак.

Случайные выстрелы и попадания гермооболочка даже не заметит.
Аналогично с бомбардировкой и другими типами урона.
Могут попасть по турбинному залу и остановить тем самым турбину. Это да. Но там нет радиоактивности.) Просто остановится блок и все.
Турбина к тому же низкотемпературна – так что разлет деталей тоже будет незначителен.

Могут попасть по градирне – это такая большая бетонная штука, высокая-высокая.
По ней сложно не попасть. Она еще из тонкого бетона, дырка будет большая… Картинка для пропаганды охуенная.)) Но – вот похуй. Вообще похуй.

Градирня сделана такой высокой только что бы увеличить тягу для охлаждения воды исходящей из конденсатора. И в основном технологическом процессе не очень задействована. Так что максимум который получится из за разрушения градини – в конденсаторе будет более теплая вода.
+ градирня то не одна))

Я честно не знаю разрабатывали ли механизмы работы АЭС с поврежденной градирней, но это возможно. Вот вообще возможно – просто брать воду из ближайшего источника и не пускать ее в замкнутый цикл, а сбрасывать обратно. Эта вода вообще никаким образом не становится радиоактивной, так что пофиг.)

Про хранилища отработанного ядерного топлива.
Да, они есть на каждой станции.
Что в самой гермооболочке, что у некоторых на территории. Не буду врать – не помню у кого кроме Хмельницкой есть отдельно стоящий ХАЯТ.

В любом случае – они очень хорошо защищены.
И для отработанного ядерного топлива так же актуальна информация что я писал в разделе про ЧАЭС – с ним очень сложно что-то сделать.

Суммируя – даже если орки окончательно сойдут с ума и будут стараться нас запугать тем что долбанут по станции… Эти суки просто пиздят. Как наркоман в подъезде. Бо оно низошло до уровня животного.
А наши АЭС рассчитаны на просто чертов ад.
И мы выстоим не смотря ни на что.
Бо це наша земля. І ми нікому нічого не віддамо.
Слава Україні!”

Поділіться інформацією з іншими! Зараз і так важко усім, додаткова паніка нам ні до чого!

Знайшли помилку? Виділіть текст і натисніть Ctrl+Enter

Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: